Interdisciplinary approach to language

Cover Page

Cite item

Abstract

The article deals with the phenomenon of interdisciplinarity regarded as one of the main methodological principles of modern linguistics. Under discussion are the problems of the anthropocentric paradigm which at present takes a dominant place among other scientific paradigms. The relationships between interdisciplinarity and other methodological principles such as anthropocentrism, functionalism and “explanatorism” have been analyzed. The levels of interdisciplinarity as polydisciplinarity and transdisciplinarity have been highlighted. The assumption that some notions, such as discourse, concept, linguocultureme, foregrounding are interdisciplinary by nature, and can not be discussed within the framework of one discipline, is put forward. From the position of interdisciplinarity the scientific status of such disciplines as stylistics and cognitive linguistics has been discussed. One of the conclusions is that the interdisciplinary synthesis of Stylistics is determined by its internal links with all the language aspects (phonological stylistics, stylistic grammar, lexical stylistics, stylistic phraseology, stylistics of word-formation), and external correlations of Stylistics with the disciplines of the anthropocentric paradigm. As for the interdisciplinary status of Cognitive Linguistics, it is characterized by two tendencies: 1) correlations with both humanitarian sciences (Philosophy of language, Sociolinguistics, Linguoculturology), natural sciences (Psycholinguistics, Neurolinguistics), exact and technical sciences (Mathematical Linguistics, Computer Linguistics); 2) interpenetration of many notions and methods of analysis of Cognitive Linguistics and other sciences. The main conclusions of the research are the assumptions about: a) interdisciplinarity as a basic methodological principle of modern linguistics; b) a variety of forms, types and levels of interdisciplinarity; c) the interdisciplinary status of all the anthropocentric trends of modern linguistics; d) the peculiar features of interdisciplinarity in Stylistics and Cognitive Linguistics; e) the necessity of an interdisciplinary approach to the analysis of many notions of modern linguistics.

Full Text

За последние десятилетия в лингвистике наблюдаются коренные преобразования. Если до середины ХХ века в лингвистике господствовали идеи структурализма, провозгласившего «язык в себе и для себя» и отделившего язык от внешнего мира, то в 60-е годы границы лингвистики раздвигаются. Лингвистика становится наукой не только о языке, но и о человеке. Это означает, что язык изучается прежде всего с точки зрения той роли, какую он выполняет в познании человека и окружающего мира. Другими словами, структурная парадигма уступает место новой антропоцентрической парадигме, включившей в орбиту своего исследования «человеческий фактор».

Проблема научной парадигмы широко дискутируется в лингвистической литературе. Исследователи по-разному определяют как само понятие научной парадигмы, так и ее наименование и количественный состав. Оставляя в стороне дискуссию по данной проблеме, определим исходные в целях нашего исследования положения:

  • научная парадигма – эта система воззрений на язык, принципы и методы лингвистического исследования в соответствии с культурно-историческим, социальным, и философским контекстом эпохи (Алефиренко 2005).
  • современный этап развития лингвистики характеризуется полипарагдимальностью (Кубрякова 2004), но доминирующая роль отводится антропоцентрической парадигме.
  • антропоцентрическая парадигма относится к числу макропарадигм, так как объединяет такие направления как коммуникативная лингвистика, прагмалингвистика, психолингвистика, социолингвистика, лингвокультурология, межкультурная коммуникация. Все дисциплины антропоцентрической парадигмы имеют единую методологическую основу – принцип антропоцентризма, направленный на изучение языка с целью познания его носителя.

Сама идея о тесном взаимодействии языка с человеком и окружающем мире не является новой. Она заложена в трудах В. фон Гумбольдта и его тезисе «Язык – это дух народа», в теории А.А. Потебни о ближайшем и дальнейшем значении слова, в предсказании Бодуэна де Куртенэ о взаимодействии лингвистики с другими дисциплинами, в работах Л. Ельсмелева о языке и мышлении, в теории относительности Сепира-Уорфа и других классиков языкознания (Гумбольдт 2000; Ельмслев 2006; Потебня 2012; Сепир 1993; Уорф 1960).

Современное состояние лингвистики по мнению Е.С. Кубряковой и её последователей характеризуется следующими чертами (принципами): экспансионизмом, антропоцентризмом, функционализмом, экспланаторностью (Кубрякова 2004). Экспансионизм означает выход за пределы одной науки с целью использования данных других наук для развития проблем, которые в рамках одной науки трудно или невозможно решить. По сути, экспансионизм знаменует междисциплинарный подход к изучению языка, основанный на взаимодействии двух и более дисциплин, использовании данных, положений, понятий, методологических установок одной науки в постановке и решении проблем другой науки.

Антропоцентризм, как известно, рассматривается как методологический принцип предлагающий включение в исследование языка «человеческого фактора». Это обусловлено тем, что, с одной стороны, язык во всем многообразии его функционирования предопределен человеком, его знаниями и опытом (человек в языке), с другой – язык является средством познания человека, его мыслей, сознания и интеллекта (язык в человеке). Следует подчеркнуть, что принцип антропоцентризма естественно предполагает междисциплинарный подход, выход за пределы «внутренней лингвистики» в пространство человека и его деятельности (Ашурова 2017).

Функционализм в противовес структурализму провозглашает необходимость изучения языка в процессе его функционирования в речевой деятельности. С этих позиций, язык рассматривается как целенаправленная система средств выражения (Лингвистический Энциклопедический Словарь, 1990: 566). Несмотря на то, что проблема функционирования языка и его функций имеет давнюю историю ещё со времен Аристотеля, нельзя не отметить много нерешенных и спорных вопросов. Это касается, прежде всего, самих наименований функций языка, а также их количественного состава. Оставляя в стороне все разногласия по данной проблеме, отметим, что на современном этапе развития лингвистики преимущественное признание получили две основные функции языка – коммуникативная и когнитивная. Чрезвычайно важно, на наш взгляд, подчеркнуть, что функционирование языка осуществляется в единстве этих двух функций, т.к. процессы коммуникации и познания неразрывно связаны. Это в свою очередь, выдвигает задачу интегрального описания языка с учетом междисциплинарных связей между коммуникативной и когнитивной лингвистикой.

Экспланаторность направленная на объяснении роли языка в коммуникации и познании человека и окружающего мира, составляет еще одну отличительную черту, характеристику современной лингвистики. По остроумному замечанию А.Е. Кибрика, лингвистика прошла путь от “What Linguistics – How linguistics – Why Linguistics” (Кибрик 1995). Другими словами, в современной лингвистике, выдвигается задача объяснения языковых явлений и особенностей его использования во всех сферах человеческой деятельности: в коммуникации (коммуникативная лингвистика), в познании (когнитивная лингвистика), общественной деятельности (социолингвистика и лингвокультурология). Все это ещё раз подчеркивает междисциплинарный статус лингвистики.

Все перечисленные принципы тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Однако, принцип междисциплинарности занимает особое место, т.к. составляет основу всех остальных и обеспечивает возможность их реализации.

В задачу статьи входит обоснование междисциплинарности как основополагающего принципа современной лингвистики. Что такое междисциплинарность в лингвистике? Существуют разные определения этого явления, но в основе всех их лежит идея взаимодействия двух или нескольких дисциплин, при этом диапазон взаимодействия может варьироваться от простого обмена идеями до взаимной интеграции концепций, методологии и методов исследования. В последнем случае, т. е. в случае интеграции, наблюдается становление новой науки. Другими словами, на стыке двух и более дисциплин в результате интегрирования определенных научных положений и методологических установок формируются новые междисциплинарные направления. В основном, это сдвоенные науки, такие как психолингвистика, социолингвистика, прагмалингвистика, когнитивная лингвистика, лингвокультурология и др.

Следует подчеркнуть, что междисциплинарность – это не механическое перенесение понятий и положений одной науки в другую, а их плодотворное сотрудничество, способствующее постановке и решению новых проблем. Более того, есть проблемы, которые в рамках одной науки представляются неразрешимыми. Так, например, понятие «дискурса» нельзя объяснить средствами «внутренней лингвистики». Как известно, это понятие возникло в коммуникативной лингвистике, провозгласившей необходимость изучения языка в широком социокультурном контексте во взаимодействии лингвистических и экстралингвистических факторов. Понятие «дискурса» имеет разные толкования, однако, большинство ученых едины во мнении о том, что дискурс – это текст в совокупности с экстралингвистическими – прагматическими, когнитивными и социокультурными факторами. Таким образом, дискурс – это понятие междисциплинарное, а, следовательно, дискурсивный анализ проводится на пересечении лингвистики и многих других дисциплин: теории коммуникации, прагматики, социологии, культурологии.

Другим понятием, обладающим междисциплинарным статусом, является концепт. Как известно, понятие «концепта» является одним из ключевых в когнитивной лингвистике и лингвокультурологии. С позиций когнитивной лингвистики, концепт определяется как «оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы», которая отражает знание и опыт человека (Краткий словарь когнитивных терминов 1996: 90). В лингвокультурологии, концепт рассматривается как «вербализированный культурный смысл» (Воркачёв 2007: 10). Отличительной особенностью лингвокультурного концепта, как отмечают многие исследователи, является акцентуация ценностного компонента (Воркачёв 2007; Карасик, Слышкин 2007). Сущность лингвоконцепта, таким образом, обусловлена взаимодействием языковых и ментальных структур, лингвистических и экстралингвистических знаний, включающих, прежде всего, знания социокультурного контекста и ценностных измерений национальной культуры. Такое понимание концепта безусловно относит его к разряду междисциплинарных терминов, рассмотрение которых требует совместных усилий ряда наук: лингвистики, психологии, когнитивистики, социологии и культурологии.

Следует подчеркнуть, что в лингвистике междисциплинарность обусловлена самой природой языка, его обращенностью к человеку и всем сферам человеческой деятельности. Традиционно междисциплинарные связи лингвистики прослеживаются в области гуманитарных наук, однако, в настоящее время наблюдается тенденция сближения лингвистики с естественными и точными науками, о чем свидетельствует появление таких дисциплин как математическая лингвистика, лингвистическая статистика, компьютерная лингвистика, лингвосинергетика.

Как уже отмечалось, междисциплинарность – это не механическое соединение разных наук, а такое их взаимодействие, которое способствует возникновению новых наук (когнитивная лингвистика, нейролингвистика, лингвоперсонология, лингвокультурология и др.) или новых областей внутри лингвистики (лингвистика текста, дискурсивный анализ, теория концептуальной метафоры и т. д.).

Междисциплинарность подразделяется на внутреннюю и внешнюю. Внутренняя междисциплинарность – это взаимодействие уровней и аспектов языка в процессе его функционирования. В структурной лингвистике, как известно, языковые уровни рассматривались изолировано как самостоятельные аспекты языка (фонология, морфология, лексика, синтаксис). С позиций междисциплинарного подхода, напротив, внимание исследователей акцентируется прежде всего на межуровневом взаимодействии языка. Не случайно, поэтому, появление таких дисциплин как морфонология, изучающая фонологическую структуру морфем, синтаксическая семантика, изучающая значения синтаксических единиц. Ярким примером как внутренней, так и внешней междисциплинарности может служить стилистика. Как известно, стилистика является многоаспектной наукой и подразделяется на стилистику ресурсов, функциональную стилистику, стилистику текста, сравнительную стилистику, стилистику художественного текста. Внутренние междисциплинарные связи особенно отчетливо проявляются в стилистике ресурсов, нацеленной на изучение экспрессивного потенциала языковых единиц всех уровней языка и объединяющей такие области как фоностилистика, лексическая стилистика, грамматическая стилистика, стилистика словообразования, фразеологическая стилистика. Что касается других направлений стилистики (функциональная стилистика, стилистика текста, стилистика художественного текста), то они характеризуются не только внутренней, но и внешней междисциплинарностью.

Прежде чем рассмотреть проблему внешней междисциплинарности в стилистике, необходимо затронуть вопрос о статусе этой науки в прошлом и в настоящее время. В 60-е годы прошлого столетия на страницах журнала «Вопросы языкознания» прошла дискуссия: является ли стилистика уровнем языка. Фактически это означало, можно ли признать стилистику самостоятельной научной дисциплиной. Большинство авторов отрицали самостоятельный статус стилистики на том основании, что она не имеет собственного объекта и единиц исследования. Однако, И.Р. Гальперин как ведущий специалист в этой области убедительно доказал, что стилистика – это особый уровень языка, расположенный по вертикальной оси и пересекающий все остальные уровни языка, а основной единицей исследования при этом выступает стилистически маркированная единица языка, будь то фонема, морфема, лексема, фразеологическая единица или предложение.

Небезынтересно отметить, что в период развития структурной лингвистики к стилистике было довольно пренебрежительное отношение как к недоказательной и субъективной дисциплине. Совсем иная картина наблюдается в настоящее время. Интерес к стилистике стремительно возрос в связи с развитием когнитивной лингвистики. Это объясняется, на наш взгляд, тем, что многие положения и понятия когнитивной лингвистики ещё задолго до её появления уже были приняты в стилистике. Прежде всего, это касается принципа антропоцентризма, провозглашенного сейчас в качестве методологического основания современных исследований. Как известно, в стилистике антропоцентрический подход, конечно, в других терминах, всегда был и есть основополагающим, т. к. обращенность к человеку, его мнениям и чувствам составляет основу стилистического анализа. В этой связи достаточно вспомнить разработанное В.В. Виноградовым и его последователями понятие «образа автора» как организующего и концептуального центра всего произведения.

Далее, когнитивная лингвистика как, впрочем, и другие современные направления (лингвопрагматика, лингвокультурология и др.), сформировалась на стыке лингвистики и когнитивной науки, которая в свою очередь основана на взаимодействии ряда научных дисциплин, включая психологию, философию, информатику, нейронауки (Краткий словарь когнитивных терминов 1996: 59). Всё это свидетельствует о междисциплинарном характере когнитивной лингвистики и необходимости интегрального подхода к изучению языка с позиций когнитивизма. Что касается стилистики, то она изначально являлась наукой междисциплинарной, существование которой вне взаимосвязи с такими науками как литературоведение, философия, психология, культурология представляется невозможным.

Таким образом, основные методологические установки современной лингвистики, такие как антропоцентризм и междисциплинарность, первоначально зарождались в стилистике, в связи, с чем лингвистический статус этой науки к настоящему времени значительно возрос и утвердился. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что в рамках когнитивной лингвистики интенсивно развивается новое направление – когнитивная стилистика.

Продолжая тему междисциплинарности, необходимо еще раз подчеркнуть междисциплинарную сущность когнитивной лингвистики. Само становление этого направления обусловлено взаимодействием самых разных наук и использованием данных, полученных в области психологии, философии, теории информации, физиологии, биологии и т.д. Отличительными особенностями когнитивной лингвистики, по мнению исследователей, является стирание границ между «внутренней» и «внешней» лингвистикой, выход за пределы языковой системы и обращение к разным структурам знания (Болдырев 2004). Базу знаний, в свою очередь, составляют как языковые, так и внеязыковые знания. Языковые знания – это знание всех аспектов языка (фонетика, лексика, грамматика, синтаксис и т. д.). Внеязыковые знания – это знания о ситуация общения, о коммуникантах, о социально-культурном контексте, а также знания энциклопедического характера (информация о мире, явлениях, процессах, отношениях) (Герасимов, Петров 1988).

Перечень всех видов знаний, необходимых в процессе коммуникации и когниции еще раз свидетельствует о необходимости междисциплинарного подхода к языку, интеграции, лингвистических и экстралингвистических знаний, вне взаимодействия которых функционирование языка оказывается невозможным. Важно еще раз подчеркнуть, что принцип междисциплинарности положен в основу не только когнитивной лингвистики, но и всех направлений антропоцентрической парадигмы – коммуникативной лингвистики, прагмалингвистики, психолингвистики, социолингвистики, этнолингвистики, лингвокультурологии и др. Это обусловлено тем, что междисциплинарность заложена в самой сущности антропоцентризма, предлагающего обращенность языка ко всем сферам человеческой деятельности.

Всё вышеуказанное позволяет рассматривать междисциплинарность в качестве ведущего методологического принципа современных исследований языка. Однако, одной из трудностей таких исследований является метаязык описания, в частности, терминологический аппарат, который к настоящему времени ещё не сформировался. В научном обиходе помимо термина междисциплинарность используются термины: интеграция, синтез, синергия, межпредметные связи. В большинстве случаев они используются синонимично, но, на наш взгляд, между ними есть некоторые различия. Интеграция, синтез, комплектность – это результат междисциплинарных связей. Термин «межпредметные связи» используется, главным образом, в методике, в сфере преподавания. Термин «междисциплинарность» представляется нам наиболее обобщающим и удачным.

Кроме того, есть термины, выражающие степень междисциплинарности: полидисциплинарность и трансдисциплинарность. Полидисциплинарность, как это ясно из самого термина, обозначает взаимодействие нескольких научных областей. Строго говоря, все вышеупомянутые дисциплины являются полидисциплинарными, т.к. используют данные многих наук. Трансдисциплинарность предполагает разработку общей методологии исследования. Это означает, что выработанные в рамках одной науки методологические принципы и установки, принимаются и становятся основополагающими и для других научных дисциплин. Трансдисциплинарностью, по нашему мнению, характеризуются антропологическая лингвистика и лингвосинергетика – новое направление, разрабатывающее методологические основания интегрального описания языка.

Проблема терминологии междисциплинарных исследований заключается также и в том, что а) появляются новые термины, не имеющие однозначного толкования (концепт, дискурс, когнитивная модель, фрейм и др.); б) термины одной дисциплины переходят в другую, приобретая иные смыслы (например, модальность в грамматике и лингвистике текста, концепт в когнитивной лингвистике и лингвокультурологии, выдвижение в стилистике и когнитивной лингвистике); в) появляются синонимичные термины (лингвокультурология – эпистемология; лингвокультурема – эпистелогема; выдвижение – фигура-фон; когнитивная метафора – концептуальная метафора).

Таким образом, в терминологии междисциплинарных исследований отмечаются такие негативные явления как многозначность, омонимичность и синонимичность, что, безусловно, отражается на качестве проводимых исследований. В связи с этим, назрела необходимость создания словарей междисциплинарных терминов, что способствовало бы созданию единого метаязыка междисциплинарных исследований. Интересный опыт в этом плане представляет «Краткий словарь когнитивных терминов» (Кубрякова 1996).

Говоря о перспективах развития лингвистики в XXI веке, следует отметить, что будущие научные изыскания предопределены междисциплинарным подходом к исследованию языка.

В настоящее время в рамках междисциплинарного подхода наблюдается зарождение нового направления – лингвосинергетики, основной задачей которого является создание методологических основ интегральной концепции языка. Лингвосинергетика рассматривает язык как сложную, динамическую, самоорганизующуюся систему, взаимодействие элементов которой внутри самой системы и со внешней средой обеспечивает функционирование и развитие языка. Под внешней средой понимается совокупность ситуативных, коммуникативных и социокультурных условий, необходимых для функционирования языка. Суть синергетических процессов в языке заключается в том, что взаимодействие двух (или более) систем создает новую систему, не являющуюся суммой её составляющих. К настоящему моменту в лингвосинергетике наметились такие области исследования: синергетика текста и дискурса, теория концептуальной интеграции, лексическое и стилистическое конструирование, интертекстуальность, коннотативная система языка (Барбазюк 2010:12).

Подводя итоги, можно сделать следующие выводы:

  • междисциплинарность является основополагающим методологическим принципом в современной лингвистике;
  • принцип междисциплинарности лежит в основе всех научных направлений антропоцентрической парадигмы;
  • развитие междисциплинарных направлений в лингвистике выдвигает задачу создания метаязыка междисциплинарных исследований;
  • лингвосинергетика – новое междисциплинарное направление, целью которого является создание методологических основ интегрального описания языка как сложной, динамической, самоорганизующейся, открытой системы.
×

About the authors

Dilyaram Umarovna Ashurova

Uzbek State University of World languages

Author for correspondence.
Email: ashurova@uzswlu.uz
ORCID iD: 0000-0002-1415-9667

Doctor of Philology

Uzbekistan, Tashkent

References

  1. Alefirenko, N.F. (2005). Sovremennye problemy nauki o yazyke. Moscow. (in Russian).
  2. Ashurova, D.U. (2017). Nauchnyi status stilistiki v sovremennom yazykoznanii. In Vinogradovskie chteniya: Mezhdunarodnyi sbornik nauchnykh statei, XIII, Tashkent, 31-34.
  3. Barbazyuk, V.I. (2010). Vozniknovenie sinergeticheskoi paradigmy v yazykoznanii. Lingua mobilis, (6 (25)), 12-19. (in Russian).
  4. Boldyrev, N.N. (2004). Kontseptual'noe prostranstvo kognitivnoi lingvistiki. Voprosy kognitivnoi lingvistiki, (1), 18-37. (in Russian).
  5. Vorkachev, S.G. (2007). Postulaty lingvokontseptologii. In Antologiya kontseptov, Moscow, 10-11. (in Russian).
  6. Gerasimov, V.I., & Petrov, V.V. (1988). Na puti k kognitivnoi modeli yazyka. Novoe v zarubezhnoi lingvistike. XXIII, In Kognitivnye aspekty yazyka, Moscow. 3-15. (in Russian).
  7. Gumbol'dt, V. (2000). Izbrannye trudy po yazykoznaniyu. Moscow. (in Russian).
  8. El'mslev, L. (2006). Prolegomeny k teorii yazyka. Moscow. (in Russian).
  9. Karasik, V.I., & Slyshkin, G.G. (2007). Bazovye kharakteristiki kontseptov v lingvokul'turnoi kontseptologii. In Antologiya kontseptov, Moscow. 13-15. (in Russian).
  10. Kibrik, A. E. (1995). Sovremennaya lingvistika: otkuda i kuda? Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya, 9, 93-103. (in Russian).
  11. Kubryakova, E.S. (1996). Kratkii slovar' kognitivnykh terminov. Moscow. (in Russian).
  12. Kubryakova, E.S. (2004). Yazyk i znanie. Moscow. (in Russian).
  13. Kurtene, B. de I.A. (1963). Izbrannye trudy po obshchemu yazykoznaniyu. Moscow. (in Russian).
  14. Yartseva, V.N. (1990). Lingvisticheskii entsiklopedicheskii slovar'. Moscow. (in Russian).
  15. Ponomarenko, E.V. (2007). O printsipakh sinergeticheskogo issledovaniya rechevoi deyatel'nosti. Voprosy filologii, (1), 14-23. (in Russian).
  16. Potebnya, A.A. (2012). Mysl' i yazyk. Moscow. (in Russian).
  17. Sepir, E. (1993). Izbrannye trudy po yazykoznaniyu i kul'turologi. Moscow. (in Russian).
  18. Uorf, B. L. (1960). Otnoshenie norm povedeniya i myshleniya k yazyku. Novoe v lingvistike, 1, 135. (in Russian).

Copyright (c) 2021 Ashurova D.U.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies